Московские стационары: что в них изменилось за последние шесть лет

Московские стационары: что в них изменилось за последние шесть лет?

О том, как преобразились за последние шесть лет столичные поликлиники, москвичам вряд ли нужно рассказывать. Каждый, наверное, это почувствовал на себе. Чтобы записаться к врачу, не нужно больше часами стоять в очереди в регистратуру. Талончик пришлют по электронной почте, а чтобы не забыли, что собрались к доктору, еще и СМС на телефон кинут. Температура подскочила, и нет сил выйти из дома? На вызов явится не замученный участковый, а целая бригада. С переносным ЭКГ, набором первостепенных лекарств… Даже больничный — и тот тут же выпишут… Московские стационары: что в них изменилось за последние шесть лет Московские стационары: что в них изменилось за последние шесть лет

А что произошло за это же время в стационарах? Что нового ждет там горожан в случае болезни?

Ирина Александровна! Ваша больница изменилась за последние шесть лет?

Ирина Назарова: Наша клиника — одна из крупнейших в Москве. Только на основной территории больницы — 16 зданий. Сейчас капитально отремонтированы почти все. В палатах, большая часть которых на двоих, теперь комфортные условия, хорошая мебель, а не кровати с панцирной сеткой, проваливавшейся до пола. Навели мы порядок и в филиалах, которыми стали после присоединения к нам 47-я урологическая и 5-я гинекологическая больницы, 3-й онкодиспансер, 20-й родильный дом и две женских консультации.

Большие проблемы были с медицинским оборудованием. У 70% его износ составлял до 100%. Каждый день я сталкивалась с ситуацией: вот сейчас встанет этот аппарат, и что будем делать? Но наступил 2010-й год. Правительство Москвы выделило беспрецедентные средства на переоснащение учреждений здравоохранения. Вместе с лечебными замами, заведующими отделениями мы составили список медицинской техники, которую хотим видеть у себя. С этого начиналась программа модернизации во всех стационарах Москвы.

И какой же ее результат?

Ирина Назарова: В больнице появилось больше 1,5 тысячи медицинской техники. Самой лучшей, самой современной. Получили все, что хотели. Причем, не просто оборудование, необходимое для диагностики и лечения по обычным стандартам, а то, что дало возможность начать оказывать высокотехнологичную помощь. Чтобы оно не превратилось просто в железо, для работы на этой технике нужно было как можно скорее освоить высокие технологии. Совет главных врачей, который я возглавляю, вышел к мэру города с инициативой направить молодых перспективных врачей в лучшие клиники Германии, Франции, Израиля, Южной Кореи… Сергей Семенович Собянин поддержал нас. Лично я поехала с первой бригадой специалистов в университетскую клинику Женевы. Там мы пообщались с коллегами, обменялись опытом работы, своими глазами увидели, как работает такое оборудование. За три года более тысячи врачей и медсестер прошли стажировку в зарубежных клиниках. Теперь могу сказать: все это дало московскому здравоохранению громадный рывок вперед.

Пациенты почувствовали его на себе?

Ирина Назарова: Безусловно. Что для них самое главное? В кратчайшие сроки установить диагноз и как можно быстрее начать лечение. Теперь сравним, как было и как стало. До модернизации многие пациенты лежали в стационаре почти по 30 дней. В поликлиниках для нормальной диагностики ничего не было, поэтому дней 10 мы человека еще дообследовали. Теперь же до операции он находится в стационере от силы день-два. Да и сама операция стала совсем другой. Минимальные разрезы, а порой и вообще без разрезов. А это значит — минимум травм и кровопотерь. Именно так мы сейчас удаляем небольшие опухоли желудка, пищевода, кишечника.

Многие операции стали совсем другими. Минимальные разрезы, а порой и вообще без разрезов. А это значит, минимум травм и кровопотерь

Или возьмем рак молочной железы. Раньше у женщины убиралась вся грудь. Потом она лежала в больнице еще два месяца, чтобы получить 20-30 сеансов лучевой терапии. Теперь же удаляется только опухоль, и тут же, в операционной, проводится облучение. Курс лучевой терапии при небольших опухолях после операции больше не требуется.

В радиологическом отделении в процессе модернизации обновлено все оборудование, в том числе появились новые информационные технологии, системы математического моделирования и мобильных лазеров… Это позволило применять самые эффективные современные методы лечения онкологических заболеваний и, в свою очередь, минимизировать лучевые осложнения: на старом оборудовании их было 75%, а сейчас — 0,1%.

Если же пациенту требуется еще и химиотерапия, он получит ее здесь же, причем, тоже на самом современном уровне. Таким образом, все виды лечения онкологических заболеваний — а у нас половина коек именно этого профиля, — сейчас сосредоточены внутри одного стационара.

Сегодня все наши пациенты получают высококвалифицированную медицинскую помощь своевременно, что повышает эффективность лечения и сокращает сроки их пребывания в стационаре. В результате количество пролеченных в больнице с 25 тысяч человек в 2007-м году выросло до 53 тысяч в 2016 году.

Но известно же, чтобы попасть на высокотехнологичную операцию, нужно сначала раздобыть квоту — через департамент здравоохранения Москвы или Минздрав России. Ждать ее приходится месяцами и не все больные, увы, в состоянии дождаться…

Ирина Назарова: Именно так и было. Действительно, бедный пациент месяцами стоял в очередях у разных кабинетов, чтобы получить этот талон. Сейчас больному хоть из Москвы, хоть из других российских регионов, достаточно прийти к нам на консультацию. И если доктор во время приема придет к выводу, что высокотехнологичная операция показана, то оформлением документов будет заниматься уже не пациент, а специально созданный у нас отдел по организации высокотехнологичной медпомощи. Весь процесс до момента госпитализации займет не более трех-пяти дней.

И высокотехнологичных операций в больнице проводится уже не единицы. В 2014-м году, сразу после модернизации, мы сделали их 1779, а за 2016-й год — 5,4 тысячи. Таким образом, более чем 10% пролеченных у нас в клинике больных получили именно высокотехнологичную медицинскую помощь. Для обычной городской больницы это очень хороший показатель! В прошлом году мы вошли в первую тройку учреждений, вышедших в столице на такой высокий уровень.

Ходят слухи, что в стационарах сейчас просто не держат больных больше 14 дней. Вылечился-не вылечился, а срок истек — и выпишут…

Ирина Назарова: Это не так. Для контроля за качеством лечения тоже используются самые современные лабораторные и инструментальные методы исследований. Через них проходит практически каждый пациент перед выпиской. И только когда мы убедимся, что больной здоров, его выписывают.

А с лекарствами как? Как известно, закупками занимается департамент здравоохранения Москвы. Вас устраивают препараты, закупленные им — и по качеству и по количеству?

Ирина Назарова: Я отлично понимаю, что у нас не частная клиника Цюриха, и рассчитывать на самые дорогие лекарства в мире мы не можем. Препараты, которые департамент закупает оптом, хорошие, подходят нашим пациентам. И они из того перечня действующих веществ, которые мы включаем в свою заявку. А какое торговое наименование выиграет на аукционах, которые проводятся по 44-ФЗ, не знаем заранее ни мы, ни департамент. Меньше, чем на месяц резерва у нас не бывает.

Для пациентов лечение бесплатное?

Ирина Назарова: В основном бесплатное, по полису ОМС. Бесплатны для больных и высокотехнологичные операции. Больнице они оплачиваются за счет федерального или московского бюджетов.

А зарплата персонала больницы за это время выросла? Ведь цены растут, плюс инфляция…

Ирина Назарова: Доходы наших сотрудников зависят от эффективности работы каждого. Если в 2010-м году средняя заработная плата врача была 64,9 тысяч рублей, то в 2016-м она стала уже 88 тысяч, а у среднего медперсонала вместо прежних 47 тысяч — 58,4 тысяч рублей.

Отчитываясь перед депутатами Мосгордумы в октябре прошлого года за работу на посту мэра, Сергей Собянин поставил задачу сократить время, которое сейчас проходит от подозрения на злокачественную опухоль до начала лечения. Это реально?

Ирина Назарова: Вполне реально, так как город уже многое делает. К тому же у нас для этого сейчас все есть — необходимое оборудование, квалифицированные врачи. В частности, разработана четкая дорожная карта, в которой прописаны все действия медиков с первого дня при обнаружении опухоли до госпитализации. Но еще важнее добиться, чтобы пациент сам пришел на обследование. К сожалению, пока не хватает культуры, которая мотивирует человека быть здоровым. Женщина нередко может потратить свое свободное время и деньги на поиск модной кофточки или туфелек, вместо того, чтобы в свободное от работы время пойти на диспансеризацию — поликлиники в Москве сейчас специально работают по субботам, чтобы горожанам было удобнее обследоваться. Но ведь многие не идут! А надо бы!

Почему? Приведу пример. Как-то в поликлинике мы проводили день женского здоровья. Пятистам пришедшим женщинам сделали маммографии, у 128 обнаружили новообразования, у 11 — диагностировали рак. К счастью, в начальной стадии. Их прооперировали, и они ушли здоровыми, забыв через несколько дней об этом неприятном эпизоде. А другие говорят: зачем я пойду? Сколько отпущено, столько и проживу… Это неправильная позиция! Призываю всех своевременно проходить необходимую диагностику, тем более что сейчас такая возможность есть. Надо, чтобы человек сам приходил к врачу еще на начальной стадии заболевания, а не тогда, когда его приведет болезнь. И тогда шансов победить ее у всех нас будет еще больше. Ведь чем раньше выявим, тем раньше начнем лечение.

Визитная карточка

Ирина Назарова до прихода в ГКБ им. Д.Д. Плетнева (ранее — 57-я больница) в течение десяти лет возглавляла госпиталь Всероссийского центра медицины катастроф. За плечами у нее — 67 выездов в зоны бедствий. Вооруженные конфликты в Чечне, землетрясения в Нефтегорске, Турции и Колумбии, освобождение заложников в Буденновске, теракты в Москве, Махачкале и многое другое. И везде в сложных условиях необходимо было оказать медицинскую помощь пострадавшим, а для этого нужны рентген, ЭКГ, лабораторные анализы…

Длительная работа в чрезвычайных условиях научила Назарову умению быстро принимать решения и брать всю ответственность на себя. Эти качества помогли ей и в новой должности превратить обычную городскую больницу, расположенную на окраине мегаполиса, в один из лучших стационаров столицы. Здесь она сделала все для того, чтобы никакие чрезвычайные ситуации не мешали лечить людей. Чтобы можно было работать в комфортабельных условиях и для врачей, и для пациентов.

Источник: rg.ru